_debug) { $debug .= ' Биографии великих химиков - Антуан Лоран Лавуазье
Биографии великих химиков
Реклама
Великие химики arrow Антуан Лоран Лавуазье
Антуан Лоран Лавуазье
«Жизненный воздух» мы переименовали в «oxygene» (кислород), так как при сгорании в нем большинство веществ превращается в кислоты. Вещества, называемые ранее «известями», мы называем «оксидами». Название «горючий воздух» мы изменили на «hydrogene» (водород), так как наиболее характерным свойством этого газа является образование воды при его взаимодействии с кислородом. «Удушливый воздух» мы переименуем в «азот», так как он не поддерживает жизни, вредит жизни.   Для названий различных кислот мы всегда брали производное от обозначения исходного элемента. Так, кислоту, получаемую из серы, мы назвали серной вместо купоросной, кислоту, полученную из фосфора, мы назвали фосфорной, из угля — угольной вместо воздушной» [22, с. 40].
В своей новой химической системе Лавуазье впервые разделил вещества на химические элементы (среди которых он выделил металлы и неметаллы) и химические соединения.
Исходя из представления о кислороде как главном химическом элементе, Лавуазье выделил три класса соединений: кислоты (соединения кислорода с неметаллами), основания (соединения кислорода с металлами) и соли (соединения кислот с основаниями).
Таким образом, Лавуазье систематизировал совокупность химических знаний в рамках созданной им общей теории. Это позволило не только объяснить известные ранее явления, но и количественно предсказывать новые. Старые, идущие от времен алхимии принципы классификации химических веществ Лавуазье заменил новой, рациональной химической номенклатурой. В течение немногим более десяти лет «борьба» между сторонниками и противниками теории флогистона завершилась победой приверженцев кислородной теории Лавуазье. В результате разработки теории Лавуазье химия поднялась на новую ступень развития, были созданы основы открытия в дальнейшем важнейших химических закономерностей.
В предисловии ко второму тому «Капитала» в 1885 г. Фридрих Энгельс так оценивал значение вклада Лавуазье в развитие химии: «Пристли и Шееле описали кислород, но они не знали, что они держали в руках. Они «остались приверженными» к категориям теории флогистона, как они их представляли. Элемент, который опрокинул теорию флогистона и призван был революционизировать химию, оказался в их руках бесполезным... Лавуазье... вновь подверг исследованию всю флогистонную химию и впервые открыл, что при горении не таинственный флогистон выделяется из горящего тела, а этот новый элемент соединяется с телом, и таким образом, он впервые поставил на ноги всю химию, которая в своей флогистонной форме стояла на голове» [23, с. 19—20].




 

\n FROM #__menu